Фотогалерея известного путешественника Владимира Снатенкова. Походы, экспедиции и маршруты по труднодоступным мирам планетыЛандшафты, памятники, люди ... на фото сайте путешественника


Записки путешественника

По дорогам Пакистана. Часть 4

Увеличить

№ az_00161
Река Инд. Гималаи

Река Инд – прошлый символ Индии протекает через весь Пакистан. Чем ближе к Инду, тем больше встречается селений и тем труднее продвигаться по пакистанским дорогам. Знаменитые самые древние индийские города Хараппа и Мохенджо-Даро, которые существовали 5 тысяч лет назад, находятся тоже на перекрестке больших дорог. Мы не могли проехать мимо этих археологических городов. Но выбираться из густонаселенных мест снова пришлось черепашьим темпом.

Ночевать мы старались в палатке недалеко от машины, где нет поблизости людей. Но найти безлюдное место в среднем Пакистане непросто. Такое место нужно найти в момент, когда вот-вот стемнеет, чтобы не дай бог, кто заметил иностранцев, ночующих в машине. Среди зевак чаще попадаются люди добродушные, но их простота, которая хуже воровства, не даст сомкнуть глаз. Завидя инородцев, располагающихся на ночлег в машине или в палатке, пакистанца разбирает любопытство, и он не откажет себе в более близком знакомстве с пришельцами. Также как мы не справились бы с любопытством при встрече с инопланетянами. За месяцы пути по Азии мы привыкли к навязчивому, хотя и простодушному любопытству и старались не обращать внимания на толпы, окружавшие нас. Если мы ремонтировали машину, готовили ужин или останавливались за покупками, нас окружали любознательные и делились между собой впечатлениями, комментируя наши действия и всё к нам принадлежащее. Днем подобную любознательность вытерпеть можно, а вот ночью лучше убраться от людей подальше – не дадут поспать. Одни посетители будут сменять других до утра, пока вся округа не насладится зрелищем и не обсудит чрезвычайное происшествие: явление иностранцев.

Укрывшись от людского глаза, мы улеглись спать, устав от дороги и впечатлений дня. В машине спать жарко и в душные ночи нас выручала палатка. Только засыпать - слышим, приближающиеся голоса в сторону нашей палатки. Раздались выстрелы из ружья. Я вылез из палатки. Вижу наступление народного ополчения правильным строем. В полнолунии силуэты людей хорошо вырисовывались в ночи. Глядя на приближающихся, я не испугался, заподозрив в нашествии недоразумение. Приближающиеся прекратили стрельбу, узнав в нас иностранцев. Среди ополчения нашелся говорящий немного по-английски. Я поздоровался с каждым за руку: наверное, раз тридцать. Нам объяснили причину нашествия. В среднем Пакистане бандиты и разбойники промышляют угоном скота или каким-нибудь другим грабежом. Полиция сельским жителям не помогает. Она стоит на страже учреждений, банков и отдельных состоятельных персон. В деревнях нет солидных учреждений и банков, поэтому полиция туда редко заглядывает. Сельские жители Пакистана придумали сами себе защиту. Почти у каждого пакистанца есть ружье, и в случае подозрения селяне все вместе делают облавы на бандитов.

Увеличить

№ az_00179
Пакистан

Рассеяв подозрения деревни, я распрощался с каждым за руку, и мы вновь улеглись спать, радуясь, что жители нас поняли и не остались до утра балагурить у палатки. Мы уснули, но нас вскоре вновь разбудили. Теперь я напугался. Вход в палатку закрывался сеткой и через сетку снизу вверх на фоне неба вырисовывался разбойник в чалме и халате с двустволкой, направленной на палатку: настоящий Хасан из сказки. Я открыл палатку. Хасан был с разбойниками. Их было, конечно, не сорок, а всего четверо. Для моей острастки один из разбойников передернул пистолет. В палатке находилась моя жена Лена. Я лихорадочно соображал, что можно было поделать. Разбойники показывали жестами, чтобы я отошел от палатки. Резких движений нельзя было делать – стрельнут еще со страха: они ведь тоже волнуются в разбойном деле. Я очень громко крикнул. Разбойники замахали руками, давая понять, чтобы я не кричал, и отступили в темноту, очевидно, испугавшись возможности прихода сельского ополчения. Для верности я крикнул еще пару раз. Вместе с Леной мы сгребли палатку, кинули ее в машину и уехали прочь. В Пакистане нас многие пугали тем, что иностранцев бандиты берут в заложники, требуя взамен баснословные деньги. Мы поверили в эти рассказы.

Исламабад – столица Пакистана, расположен на редкость удачно: как раз где долины индских равнин упираются в горы. Горы и защищают от холода южным расположением склонов и несут прохладу летом. Украшает город редкая по архитектуре мечеть в стиле “модерн”. В отличие от центральных районов страны, столица ухожена и вокруг хорошие дороги. Даже горная дорога Каракорумского каньона по азиатским меркам в удовлетворительном состоянии. Кто не проехал по Каракорумскому шоссе, тот не побывал в Пакистане. Это главная достопримечательность страны и одна из удивительнейших дорог мира. Только пакистанская часть дороги, состоящая из головокружительных каньонов от Исламабада до границы Китая, вьется более пятисот километров. Эта дорога касается всех великих гор Земли. Гималаи, Гиндукуш, Каракорум, Памир, Тибет, Кунь-Лунь сходятся на этом пути, и даже Тянь-Шань краешком задевает великую дорогу. Гималаи и Гиндукуш, разрезанные Индом, создали возможность относительно низко проложить дорогу через гряды небесных гор. Перевал Худжераб, разделяющий Пакистан и Китай, поднимается до высоты Монблана на 4700 метров, но среди горных систем, находящихся в вечных снегах, и тянущихся тысячи километров, его называют низким. Извилистую поднимающуюся частыми серпантинами дорогу почти все время сопровождает ревущий в горах Инд. В межсезонье, когда сыпят со страшной высоты лавины и камнепады, капризные каньоны прерывают движение людей, отрывая от всего мира поселки горцев. В марте движение транспорта восстанавливается. Дорожные петли временами открывают изумительные панорамы. В начале пути горной дороги, в широких ущельях, долины заполнены ступенчатыми орошаемыми полями. Поля и деревни, можно сказать, висят на склонах гор. Далее ущелье то сужается, то расширяется, помещая в расщелинах селенья, ниже которых уходят скальные пропасти. Наверху видны снега с сияющими вершинами. Из поселка Чилас открывается массив восьмитысячной горы Нанга-Парбат, а, не доезжая 150 километров до Китая, виден Каракорум – гигантский ледяной панцирь с самыми крупными горными ледниками. Здесь находится вторая по высоте вершина Земли – Чогори (8611 м). Сильнейшие альпинисты мира приезжают по Каракорумскому шоссе в поселок Гилгит, чтобы дерзать в восхождениях.

Водитель-чужестранец, проехавший дорогами Пакистана, увидит и пустыни и горы, не выходя из автомобиля, познакомится с пестротой базаров, налюбуется храмами всех эпох, увидит народные нравы во всех проявлениях и, обязательно, улучшит свою водительскую квалификацию.
Путешествуйте дорогами Пакистана!

Владимир Снатенков.

Части: 1 2 3 4

© 1992-2001 гг. Снатенков В.А.
Все фотографии являются собственностью В.А.Снатенкова.
Частичное или полное воспроизведение, размножение или распостранение каким бы то
ни было способом фотографий и текстов, опубликованных на данном сайте,
допускается только с письменного разрешения автора.


Связаться с В.А.Снатенковым:
Тел. в Гамбурге: 0049 40 551 65 84
Тел. в Санкт-Петербурге: 352 56 45
E-mail: vsnatenkov@gmail.com
(просьба - оставляйте свои телефоны)

сбербанк 298 вакансий.