Фотогалерея известного путешественника Владимира Снатенкова. Походы, экспедиции и маршруты по труднодоступным мирам планетыЛандшафты, памятники, люди ... на фото сайте путешественника


Записки путешественника

Путешествие по Мавритании (Журнал "ЭКС" №2, 2003, март - апрель)
Часть №1

Увеличить

№ af_00201
Мавритания.
В семье у кочующего пастуха

Мой путь лежал через Марокко, Мавританию, Мали, Нигер — до озера Чад. Марокко является буфером от наплыва африканцев в Европу — об этом, несомненно, побеспокоилась Европа. Наш второсортный паспорт не вызывает почтения у европейских таможенников, но он не вызывает почтения и у таможенников многих стран Третьего мира, и в этом смысле, наш паспорт — третьесортный. Нам отказывают в визе многие страны Азии, Африки и Латинской Америки, в то время как «цивилизованным» странам — широкая туда дорога. Визу в Марокко мне пришлось изнурительно добиваться больше месяца. Визы в Мали, Нигер, Чад были поставлены как европейцу, быстро и доброжелательно: поезжайте, мол, если соскучились по острым ощущениям.

Оставалась последняя виза в Мавританию, которую нужно было получить срочно, чтобы успеть проехать маршрут до истечения срока действия других виз. Визы я получал в Германии. На «авось», прямо с рюкзаком я отправился в мавританское консульство, находящееся в Бонне. Бедные страны не столь привередливы к нашему паспорту как богатые, и я, надеясь на удачу, стою у посольства для получения визы. Получение визы это священнодействие. Захожу в консульство с благоговением, как в храм; на душе волнение и…смятение, какое-то чувство вины. Люди заняты государственными делами, и тут я – за визой. Одолев робость и очередь, подхожу к окошечку. Стараюсь выглядеть порядочней, чем есть. Учтивая дама в окошечке заметила мне, что виза обычно оформляется десять дней, но паспорт взяла — с целью показать его консулу. Через минуту выбегает навстречу всем ожидающим визы консул и спрашивает по-русски: «Кто здесь русский?» Консул без церемоний усадил меня в своем кабинете, и мы задушевно, по-русски, с ароматным арабским кофе повели беседу о Мавритании. Влюбленный в свою родину консул вдохновенно показывал мне на карте самые интересные достопримечательности своей страны, подсказал также, что в порту Нуадибу и в столице я смогу встретить русских моряков.

- Где вы учили русский язык? — восхищался я произношением консула.

- В СССР, в Университете Дружбы народов. Смешно получилось: зная арабский, французский и русский, я, работаю в своем посольстве в Германии, совершенно не знаю немецкого.

- А как же вы работаете? – рассмеялся я.

- Я работаю недавно. Наверное, выучу и немецкий, а пока мне помогает моя сотрудница, – кивнул он на вошедшую учтивую даму. Мило улыбаясь, дама вручила мне мой паспорт с готовой визой.

- Сколько нужно заплатить за визу? – спросил я, переживая за очередь к консулу.

- Ты хочешь меня обидеть? У тебя виза «Graties», подарочная! – заключил консул типичным арабским жестом.

Я благодарил консула. Консул визой в моем паспорте благодарил Советский Союз за лучшие годы своей жизни. Так начались мои приключения – значит, началось путешествие.

Увеличить

№ af_00188
Марокко. Магрибская колдунья

В Мавританию я заезжал из Марокко, вернее сказать, из Западной Сахары — государства, которое еще значится на картах, но которое теперь включено в состав Марокко. В последнее десятилетие политики великих держав кромсают карту мира, как после страшной войны: исчезают государства, появляются новые, идет очередной передел мира. С благословения «цивилизованных» стран, в Третьем мире организуются войны за рынки сбыта, добычу сырья и просто для обогащения. За спиной великих держав и по их сценарию Мавритания воевала с Марокко из-за Западной Сахары. По окончании войны Западная Сахара была включена в состав Марокко, а из Марокко в Америку и Англию –теперь вывозятся фосфориты, которыми изобилует более всех в Африке Западная Сахара.

К путешествиям вся эта мировая политика имеет непосредственное отношение. После войны остались огромные заминированные территории, и этим поспешили воспользоваться марокканские военные.

Конвой, который стоит недешево, последние 400 километров до границы с Мавританией сопровождает колонны автотуристов из Европы. Нет нужды спешить с разминированием, поскольку конвой, является завуалированной формой туризма, приносящей прибыль. И туристам хорошо: есть чем пощекотать нервы, почувствовать себя героями. Достоверность марокканских рассказов подтверждают останки нескольких подорвавшихся на минах машин. Конвоиры показывают туристам ржавые мины, откровенно торчащие на выветренных от песка местах. Минные поля сделались туристическим сервисом. Кроме туристов к колонне присоединяются африканцы соседних государств, разъезжающие по своим заботам.

Весь транспорт, идущий через Западную Сахару, группируется в городе Дахла и 400 километров военный конвой сопровождает через минные поля колонну, наряженную во все костюмы мира. Нужно, чтобы все машины ехали «след в след». На всем этом маршруте примечательны лишь даль Сахары, да мины. Утром следующего дня с надеждой на окончание мытарств, колонна остановилась на границе Западной Сахары и Мавритании. Пересечение границ – дело не для слабонервных. Полный день уходит на прохождение Мавританской границы, и это далеко не худшая граница в Африке, но не вздумайте возмущаться и дерзить. Таможня – это государство в государстве и нетерпеливых не любит. Понятно: жара, негде присесть, вас опережают те, кто понахальней и все же сдержитесь, иначе за день вы не управитесь или, хуже того, вас отправят назад – тогда все путешествие пропало. Визы, границы, таможни – это главная опасность в путешествиях. Уже потом опасны бандиты, болезни, ядовитые змеи, крокодилы и хищники. Расслабиться можно лишь пройдя все пограничные формальности и отъехав подальше от границы. С обеих сторон почти любой границы, ищут наживы помимо пограничников, своры денежных менял, карманных воров, профессиональных приставал и торгашей, сбывающих сомнительные товары.

Увеличить

№ af_00193
Мавритания. Колодец в пустыне

Европейцы на границах сдержанно шепчутся между собой, делятся неприязнью к таможенным порядкам. Я им не сильно сочувствую – таких порядков можно насмотреться и в европейских консульствах с нашим, например, паспортом. Граждане элитных стран часто необъективны, они гордятся своими пунктуальными консульствами и учтивыми пограничниками, забывая, что африканца с его третьесортным паспортом консулаты вообще не удостоят чести посмотреть на границу.

В среде путешественников о маршруте через Западную Сахару ходят разные слухи, и чтобы развеять сомнения, я зашел в Российское консульство еще в Марокко – справиться о возможности проезда через бывшую Западную Сахару.

Посольские, а стало быть, и консульские чиновники зачастую лучше чиновников внутренних министерств. Это какая-то удачная традиция еще и историческая, берущая начало, может быть, от времен знаменитого писателя и посла А.С. Грибоедова, а в советские времена от Г.В. Чичерина – публициста, музыканта, энциклопедически образованного человека, наркома иностранных дел. Наверное, возможность разъезжать по странам, видеть мир, пусть даже со служебного стула, расширяет горизонт чиновника.

Однако в этот раз мне с российским консулом не повезло. Нестерпимо нудный и медлительный дядя, долго совещался по телефону с советником посла, после чего туго выдал мне давнее предписание для консульских работников воздерживаться от посещения Западной Сахары. Но я не консульский чиновник, а путешественник, и у меня туристская виза. Я попросил консула позвонить в соответствующее ведомство и обо всем расспросить. И что вы думаете? Оказывается, позвонить посольство или консульство не может. Существует посольский этикет: нужно отправить ноту(!), а не письмо, и не напрямую, а в Министерство иностранных дел Марокко, а оно уже обратиться к кому нужно, получит ответ и пришлет его адресату. Причем вся эта государственная переписка ведется по специальной форме в письмах, где большое место занимают различные любезности о дружбе и сотрудничестве государств.

- Трудная у вас работа, - посочувствовал я консулу, - коль вы из-за пустяка так долго переписываетесь.

Консул попросил «не дерзить на российской территории». Сплюнув за порогом родного консульства грустные мысли, я отправился без арабского языка в полицию за разъяснениями. Вдруг мне послышалась русская речь. Взглянув на приятную пару, я сообразил: русская девушка замужем за марокканцем, выучившимся у нас. Молодые люди сходили со мной в их Министерство внутренних дел, показали мою визу. Оказалось, нет никаких препятствий.

Увеличить

№ af_00180
Мавритания. Стадо коз в южной Сахаре

Отправляясь в Мавританию, надо настроиться на Сахару, но из Марокко до столицы Мавритании на протяжении 2000 километров дорога часто подходит к берегу океана. Стык океана с Сахарой неприветлив даже осенью в лучший сезон для путешественников. Влажность океана лепит из песка и глины камень. Этот камень вновь разрушается, и пески образуют барханы. Выступы драного камня сменяются отдельно лежащими огромными дюнами. Днем жарко и сухо, давит утомительный зной; ночью разыгрывается прибой. В ночной тишине даже за 20 километров от берега отчетливо слышен накат волны. Утром океан подгоняет к пустыне тучи, точно повторяя очертания береговой линии. Жаркое дыхание Сахары борется с влагой океана, подавляя тревогой путника моря и суши. Сахара – безжизненна, а могучая волна океана грозит выбросить на суровый берег любое судно. Две стихии – океан и пустыня – долго не позволяли европейцам проникнуть на западные берега Африки.

Западное африканское побережье сильно отличается от восточного неприветливостью берегов. Вся Азия, арабы, персы, индусы, индонезийцы и китайцы плавали с древних времен по восточному побережью Африки. Азиаты перемешивались с африканцами, формируя удивительные этнические группы Эфиопии, Занзибарских островов, Мадагаскара. Ничего подобного не могло происходить на западных берегах Африки. Европа и Азия не могли встретиться морем не только из-за дальности расстояния, но, прежде всего, из-за суровости западных берегов. На севере Африки не пускала Сахара, на экваторе угрожали штормы и ливни гвинейского пояса, на юге страшила пустыня Намиб, образованная холодными прибрежными течениями. У Сахары западные берега особенно суровые. Теперь весь мир покорен и любые расстояния доступны, но путнику в этой дали оторванной от мира, все равно жутко.

Наконец-то наша колонна прибыла к мавританской границе. Шустрый мавр крутился возле французов, немцев, итальянцев, умело приглашая на ночлег в свой дорогой даже по европейским ценам кемпинг. Узнав, что я русский, он порадовался широкой улыбке и бескорыстно посоветовал дойти до доктора Бронислава – моего соотечественника. Русских в городе Нуадибу мало, человек пятнадцать, и их здесь очень уважают. Встретить земляка в Париже, Риме или Берлине – это ерунда, а вот в Мавритании, да сразу же, не имея ни малейшего ориентира в стране – это как встретить брата после долгой разлуки.



© 1992-2001 гг. Снатенков В.А.
Все фотографии являются собственностью В.А.Снатенкова.
Частичное или полное воспроизведение, размножение или распостранение каким бы то
ни было способом фотографий и текстов, опубликованных на данном сайте,
допускается только с письменного разрешения автора.


Связаться с В.А.Снатенковым:
Тел. в Гамбурге: 0049 40 551 65 84
Тел. в Санкт-Петербурге: 352 56 45
E-mail: vsnatenkov@gmail.com
(просьба - оставляйте свои телефоны)

Найти недорогие туры и горячие.