Фотогалерея известного путешественника Владимира Снатенкова. Походы, экспедиции и маршруты по труднодоступным мирам планетыЛандшафты, памятники, люди ... на фото сайте путешественника


Записки путешественника

Всё ещё удивительная Амазония (Журнал "Наш Следопыт" №16-17)
Выпуск №1

Карта маршрута экспедиции

Увеличить карту

Недавно из Южной Америки вернулся Владимир Снатенков. Маршрут его поездки был тщательно разработан и являлся своеобразным "повторением пройденного". Путешественник рассказывает: "Однажды я прочел книгу Генриха Манизера о первой русской экспедиции в Бразилию. Имя Лангсдорфа было мне известно, и я заинтересовался подробностями. Судьба ученого, трагический конец экспедиции произвели на меня столь сильное впечатление, что я решил ехать в Бразилию и побывать в тех местах, по которым некогда проходил его маршрут..."

ЭКСПЕДИЦИЯ ЛАНГСДОРФА

Георг Генрих фон Лангсдорф

В 1930 году в архиве Академии наук СССР при разборе рукописей неожиданно обнаружились старинные тетради, исписанные убористым почерком. Полистав страницы, сотрудники архива поняли, что обладают уникальным материалом. В их руках оказались дневники Григория Ивановича Лангсдорфа - российского консула в Бразилии - личности легендарной, но, увы, полузабытой.
В 26-ти объемистых тетрадях, считавшихся утерянными сто лет назад, Григорий Иванович кропотливо, день за днем, излагал подробности своего путешествия по внутренним областям Южной Америки, предпринятого им в 20-е годы XIX века.
В дневнике было все: описание маршрута, путевые записи, бесценные сведения по ботанике, зоологии, географии, истории, этнографии и экономике.
Но кто же он такой, Григорий Иванович Лангсдорф? И почему о его экспедиции так мало известно?
Георг Генрих фон Лангсдорф родился в Германии в 1774 году. С отличием закончив школу, он поступил на медицинский факультет Геттингенского университета. После получения диплома Георг, изучивший к тому времени несколько языков, отправился в Португалию. Молодой врач сочетал врачебную практику с географической и естественно-научной деятельностью. Волею судьбы в 1803 году 29-летний Лангсдорф по рекомендации Петербургской академии наук оказался на борту шлюпа "Надежда", совершавшего под командованием Крузенштерна первое русское кругосветное плавание. Там он познакомился с Николаем Резановым и даже сопровождал его во время дипломатической миссии в Японию. Посетив Русскую Америку, Георг Лангсдорф, ставший к тому времени Григорием Ивановичем, из Охотска отправился через всю Россию в Петербург, где и завершил свою кругосветку в 1807 году. В столице его приняли благосклонно. Вскоре он был избран адъюнктом Академии наук и причислен к министерству иностранных дел.

Увеличить

№ la_00007
Бразилия. Амазония

Из нескольких миллионов индейцев, некогда населявших бассейн Амазонки, сейчас осталось лишь сорок тысяч человек. Для тех, кто живет на берегах великой реки и ее притоков, лодка не роскошь, а практически единственное средство передвижения.

Свободное владение португальским определило место его дальнейшей службы - Бразилию. И вот в 1812 году молодой дипломат впервые увидел Рио-де-Жанейро. На 13 лет дом русского консула стал центром культурной жизни в Рио.
В 1821 году Лангсдорф стал действительным членом Академии наук и тогда же задумал совершить экспедицию в труднодоступные места отдаленных бразильских провинций и выйти к Амазонке.
Сведения о стране в ту пору были столь скудны, что на картах ее внутренние районы отмечались белым пятном. Собрав группу единомышленников из тридцати человек, среди которых были ботаники, зоологи, астрономы, художники, охотники и лоцманы, Лангсдорф отправился в путь. Первые пять лет он изучал провинции вдоль побережья Атлантического океана - в окрестностях Рио-де-Жанейро и Сан-Паулу, а в 1826 году направился в Куябу, главный город отдаленной провинции Мату-Гросу. Передвигались на лодках, баркасах, лошадях, в фургонах. Плохие дороги сильно осложняли путь. Тем не менее, исследователи смогли добраться до Риу-Парду и, продолжив путь водой, изучили реки Парану и Парагвай.
...В Куябе экспедиция Лангсдорфа провела около года. Уважение к русскому послу оказалось столь велико, что его допустили к архивам и разрешили посетить золотые и алмазные рудники - вещь, до того немыслимая!
Лангсдорф писал: "Туманы, болота, реки, мелкие озера, ключи и другие препятствия делают работу на рудниках по добыче золота и на алмазных россыпях очень тяжелой. Люди рано умирают, не достигнув возраста, которого достигают жители других провинций. Злокачественные лихорадки, гнилая горячка, воспаление легких, желтуха, дизентерия - короче, все болезни, которые нигде в других частях Бразилии я не видел. Я просил президента принять страждущих в город. Сам же, пользуясь своими медицинскими знаниями, бесплатно помогал больным, заслужив их благодарность, доверие и уважение президента двух округов".
В Куябе Григорий Иванович принял решение разделить экспедицию на два отряда. Это позволяло охватить больший район для исследования. Своего друга, ботаника Л. Риделя, с первым отрядом Григорий Иванович направил через Порту-Велью по реке Мадейре к Манаусу - столице Амазонии. Сам же планировал спуститься по Журуэне и Тапажосу к Амазонке. Оба отряда должны были встретиться в Манаусе и вернуться в Рио.
Лангсдорф прекрасно отдавал себе отчет о предстоящих трудностях. Особенно беспокоил его сырой нездоровый климат заболоченных низин.

Увеличить

№ 10100071
Бразилия. Впадина Пантанал

Взрослые кайманы нападают на любую добычу, с которой могут справиться, потому опасны они и для человека. Впрочем, тот не остается в долгу: только за два десятилетия в середине XX века, когда в Европе "бушевала"- мода на крокодиловую кожу, в Бразилии было истреблено не менее 9 миллионов кайманов.

Опасения оправдались. Все участники его отряда заболели тропической лихорадкой, а особенно тяжело болезнь отразилась на Григории Ивановиче. Последствия оказались необратимыми - расстройство умственных способностей и почти полная потеря памяти.
С большими трудностями исследователи добрались до Белена и дождались отряда Риделя. Все вместе возвратились в Рио. Лангсдорф был вынужден уйти в отставку. Родственники увезли безнадежно больного путешественника в Германию. Там, в беспамятстве, он прожил еще двадцать лет и умер в 1852 году.
Участники экспедиции остались за границей; увы, уникальные научные материалы, посланные в Петербург, не были опубликованы.
Коллекции, составленные Лангсдорфом, попали в Кунсткамеру, а в дальнейшем стали основой южноамериканских собраний российских музеев.
Обширные энтомологические, орнитологические сборы, чучела млекопитающих; более трех тысяч живых растений; один из самых полных гербариев тропической флоры в мире, насчитывающий почти сто тысяч экземпляров; образцы минералов, около сотни этнографических предметов, несколько сот рисунков, десятки карт и планов, две тысячи листов рукописей - таков итог экспедиции Лангсдорфа.
К сожалению, его научная деятельность современниками не была оценена по достоинству, а переданный в Петербург архив в 1830-х годах затерялся на долгие годы.

Выпуски: №2 №3



© 1992-2001 гг. Снатенков В.А.
Все фотографии являются собственностью В.А.Снатенкова.
Частичное или полное воспроизведение, размножение или распостранение каким бы то
ни было способом фотографий и текстов, опубликованных на данном сайте,
допускается только с письменного разрешения автора.




Связаться с В.А.Снатенковым:
Тел. в Гамбурге: 0049 40 551 65 84
Тел. в Санкт-Петербурге: 352 56 45
E-mail: vsnatenkov@gmail.com
(просьба - оставляйте свои телефоны)